Цитаты на тему «измена»

— Эта девчонка была не в твоем вкусе. Пусть она локти кусает.
— Надо было сломать ему челюсть.
— А вдруг бы он тебе сломал?
— Ну, это невозможно.
— Знаешь, Рождество... я все понимаю. Но вот, провёл ты с ней пару часов... и всё у вас супер круто. А что потом? Сам подумай! Что вы будете делать остальной день? Он оказал тебе услугу. Теперь у тебя больше времени, чтобы испытывать жалость к себе.
— Ты просто смурной ублюдок.

- Эта девчонка была не в твоем вкусе. Пусть она локти кусает.
- Надо было сломать ему челюсть.
- А вдруг бы он тебе сломал?
- Ну, это невозможно.
- Знаешь, Рождество... я все понимаю. Но вот, провёл ты с ней пару часов... и всё у вас супер круто. А что потом? Сам подумай! Что вы будете делать остальной день? Он оказал тебе услугу. Теперь у тебя больше времени, чтобы испытывать жалость к себе.
- Ты просто смурной ублюдок.
- Эта девчонка была не в твоем вкусе. Пусть она локти кусает.
- Надо было сломать ему челюсть.
- А вдруг бы он тебе сломал?
- Ну, это невозможно.
- Знаешь, Рождество... я все понимаю. Но вот, провёл ты с ней пару часов... и всё у вас супер круто. А что потом? Сам подумай! Что вы будете делать остальной день? Он оказал тебе услугу. Теперь у тебя больше времени, чтобы испытывать жалость к себе.
- Ты просто смурной ублюдок.
- Эта девчонка была не в твоем вкусе. Пусть она локти кусает.
- Надо было сломать ему челюсть.
- А вдруг бы он тебе сломал?
- Ну, это невозможно.
- Знаешь, Рождество... я все понимаю. Но вот, провёл ты с ней пару часов... и всё у вас супер круто. А что потом? Сам подумай! Что вы будете делать остальной день? Он оказал тебе услугу. Теперь у тебя больше времени, чтобы испытывать жалость к себе.
- Ты просто смурной ублюдок.
1
0
1

— И ещё одна просьба, последняя. Здесь, без меня, конечно, будет бывать этот... Шервинский.
— Он и при тебе бывает.
— К сожалению. Видишь ли, дорогая моя, он мне не нравится.
— Чем, позволь узнать?
— Его ухаживания за тобой становятся слишком назойливыми. И мне было бы желательно...
— Что желательно было бы тебе?
— Ну я не могу тебе сказать, что... Ты умная женщина, прекрасно воспитана и прекрасно понимаешь, как надо держать себя, чтобы не бросить тень на фамилию Тальберг.
Хорошо, я не брошу тень на фамилию Тальберг.
— Я же не говорю тебе о том, что ты можешь мне изменить. Я прекрасно знаю, что этого быть не может.
— Почему ты полагаешь, Владимир Робертович, что этого не может быть?
— Елена, Елена, Елена! Я тебя не узнаю! Замужняя дама! Изменить! Пятнадцать одиннадцатого, я опаздываю.

- И ещё одна просьба, последняя. Здесь, без меня, конечно, будет бывать этот... Шервинский.
- Он и при тебе бывает.
- К сожалению. Видишь ли, дорогая моя, он мне не нравится.
- Чем, позволь узнать?
- Его ухаживания за тобой становятся слишком назойливыми. И мне было бы желательно...
- Что желательно было бы тебе?
- Ну я не могу тебе сказать, что... Ты умная женщина, прекрасно воспитана и прекрасно понимаешь, как надо держать себя, чтобы не бросить тень на фамилию Тальберг.
- Хорошо, я не брошу тень на фамилию Тальберг.
- Я же не говорю тебе о том, что ты можешь мне изменить. Я прекрасно знаю, что этого быть не может.
- Почему ты полагаешь, Владимир Робертович, что этого не может быть?
- Елена, Елена, Елена! Я тебя не узнаю! Замужняя дама! Изменить! Пятнадцать одиннадцатого, я опаздываю.
- И ещё одна просьба, последняя. Здесь, без меня, конечно, будет бывать этот... Шервинский.
- Он и при тебе бывает.
- К сожалению. Видишь ли, дорогая моя, он мне не нравится.
- Чем, позволь узнать?
- Его ухаживания за тобой становятся слишком назойливыми. И мне было бы желательно...
- Что желательно было бы тебе?
- Ну я не могу тебе сказать, что... Ты умная женщина, прекрасно воспитана и прекрасно понимаешь, как надо держать себя, чтобы не бросить тень на фамилию Тальберг.
- Хорошо, я не брошу тень на фамилию Тальберг.
- Я же не говорю тебе о том, что ты можешь мне изменить. Я прекрасно знаю, что этого быть не может.
- Почему ты полагаешь, Владимир Робертович, что этого не может быть?
- Елена, Елена, Елена! Я тебя не узнаю! Замужняя дама! Изменить! Пятнадцать одиннадцатого, я опаздываю.
1
0
1

Да в этот миг
На белом свете не один счастливец
Дрожайшую супругу обнимает,
Не помышляя, что она недавно
Другому отдавалась, что сосед
Шмыгнул к жене как только муж за двери.

0
0
0

— Мне хотелось тебе изменить, а не себе, – от ее слов повеяло холодом. – Но, предав тебя, мне пришлось бы предать и себя. А это гораздо страшнее!
– В чем разница?
– Ты не видишь разницы, и многие ее не видят, а делают. Испачкать свое тело другим, лишь бы перебить твой запах – это предательство не по отношению к тебе, а в первую очередь – к самой себе. Ведь нет ничего хуже, чем пустить в свою святыню абсолютно неуместного человека. Позволить ему побывать там, где никто никогда не бывал, кроме того, кто там не захотел остаться. Это все равно, что пустить себе пулю в лоб и надеяться, что после этого выживу. Пуля, несомненно, освободит мои мысли от тебя, но она же меня и убьет.

1
0
1

Но я, блин, уходила красиво, давай так. Я накрасилась, собрала вещи, надела красную кожаную куртку, вытерла слёзы, накрутила кудри, пришла и сказала: «У нас с тобой что-то не ладится, я пойду, через время поговорим». И красиво ушла, даже не сказав, что я знаю об измене.

1
0
1

Есть мужчины, считающие, что в молодости им позволено «хорошенько нагуляться», тогда как их возлюбленные должны оставаться добродетельными. Я не из таких. Во всяком случае, стараюсь им не быть.

1
0
1

— Это длится несколько месяцев? Правильно?
— Слушай, мы хотели признаться... <...> Слушай, ну так вышло, Тэд! Мы с этим боролись, как могли.
— Конечно боролись! В каждом отеле, на каждом матрасе, на заднем сидении...
Секс здесь вообще ни при чём!
— Секс всегда при чём! Всё на свете — про секс, экономика это тоже секс!

- Это длится несколько месяцев? Правильно?
- Слушай, мы хотели признаться... <...> Слушай, ну так вышло, Тэд! Мы с этим боролись, как могли.
- Конечно боролись! В каждом отеле, на каждом матрасе, на заднем сидении...
- Секс здесь вообще ни при чём!
- Секс всегда при чём! Всё на свете - про секс, экономика это тоже секс!
Пояснение к цитате: 

Эшли садится в машину сценариста Теда Давидоффа и отправляется с ним на поиски Полларда. По пути выясняется, что супруга Теда, Конни, ему изменяет с лучшим другом.

1
0
1

Да, жизнь – это всегда по-разному, не ищи в ней стабильности. В любой момент все может измениться. Главное – сохранить себя и любовь к тому хорошему, что есть.

1
0
1

Ох, эти прозвища, клички! Что перед ними имена чертей и нечистых духов! Сатанаил, Вельзевул, Люцифер, Барбазон — все это звучит красиво. А вот «рогач», «рогоносец»... Да самого дьявола так не называют!

0
0
0