Цитаты про либерализм

— Вы не боитесь, что либералы объявят вам войну? Обвинят в «белом супрематизме» и дискриминации меньшинств? А там и до обвинений в неофашизме недалеко.
— Они не либералы, это название они украли и присвоили. Либерализм — это свобода для всех. А они — социалисты: дать все преимущества лузерам за счет уравниловки для талантливых и трудолюбивых.
Я уже не в том возрасте, когда боятся гонений. К 70 годам надо бояться только за будущее детей и внуков, за то, что останется после тебя. А идет к тому, что в конце XXI века от нашей великой цивилизации останутся одни руины.
Снижается образовательный уровень. Происходит этническая замена народов европейской цивилизации. Говорить об этом неполиткорректно. Это правда! Но она нехорошая! Говорить эту правду — расизм, национализм, ксенофобия и неофашизм. Вы понимаете?! Не осуждать, не бороться — но даже упомянуть явление «либералы» считают якобы фашизмом!
Происходит культурная замена. Но полагается говорить, что многообразие — это хорошо. Официально запрещено публиковать данные о преступности мигрантов. И считается, что это правильно и хорошо. Мигрантам позволено поносить хозяев — но хозяевам запрещается плохо отзываться о мигрантах, иначе это фашизм.

3
1
4
2
0
2
Пояснение к цитате: 

Из статьи в издании «The Herland Report». Цитируется на информационном мультипортале «KM.RU» (28.05.2018). [Пол Крейг Робертс - американский экономист, политический и экономический обозреватель, республиканец. Пол Робертс известен в США своей критикой президента Джорджа Буша - младшего. По словам Робертса, после того как он выступил с критикой политики Джорджа Буша мл., с 2004 года ему не позволяют печататься в основных газетах страны.]

2
0
2
Пояснение к цитате: 

«Фан-клуб режиссера Сенцова ужасен». Запись в «Facebook» 8 июня 2018 года.
Дмитрий Викторович Ольшанский (род. 26 ноября 1978) - российский журналист, литературный и музыкальный критик, публицист.

2
0
2

— Почему большие данные угрожают либерализму?
— Либерализм строится на допущении, что только у вас есть доступ к вашему внутреннему миру, вашим чувствам, мыслям и решениям, и никто извне не может вас по-настоящему понять. Вот почему ваши чувства — важнейший авторитет в вашей жизни, а также в политике и экономике: избиратель знает лучше всего, клиент всегда прав. И хотя нейронаука показывает, что свободной воли не существует, на практике все это имело смысл, потому что никто не мог понять и манипулировать нашими внутренними ощущениями. Но теперь слияние биотехнологий и информационных технологий в области нейронауки и способность собирать колоссальные объемы данных о каждом человеке и эффективно их обрабатывать означают, что мы приблизились к точке, где внешняя система сможет понимать ваши ощущения лучше, чем вы сами. И намеки на это мы уже видим в недавней эпидемии фейковых новостей.
Фейковые новости были всегда, но теперь стало возможно подстраивать эти сообщения под каждого конкретного человека, потому что можно узнать предубеждения этого конкретного человека. Чем больше людей верят в свободу воли, что их чувства отражают какой-то мистический духовный потенциал, тем проще ими манипулировать, потому что им и в голову не придет, что их чувства производятся и манипулируются некой внешней системой.

2
0
2

Когда холодная война была в полном разгаре и Советский Союз сохранял дееспособность, люди по всему миру могли выбирать (хотя бы теоретически), какую идеологию они хотят себе «купить»: существовало два полюса и богатое пространство возможностей между ними. Это означало, что капитализму приходилось бороться за потребителей, искать нужные стимулы и выпускать хорошую продукцию. <...> Когда Ельцин распустил Советский Союз, то «заряженное ружье», из–за которого возник первоначальный план, перестало представлять опасность. И в новых условиях капитализм внезапно получил свободу обрести свою самую дикую форму, и не только в России, но и по всему миру. <...> И в этом состояла подлинная трагедия обещаний, данных народам Польши и России, что, пройдя курс шоковой терапии, они внезапно очнутся в «нормальной европейской стране». Эти нормальные европейские страны (с мощной системой социальной защиты и охраны труда, с сильными профсоюзами и общественной системой здравоохранения) возникли в результате компромисса между коммунизмом и капитализмом. Теперь же нужда в компромиссах отпала, и все эти смягчающие капитализм социальные меры оказались под угрозой в Западной Европе, как они стояли под угрозой в Канаде, Австралии и США. Эти меры никто не собирался вводить в России, во всяком случае — за счет западных фондов. По своей сути такое освобождение от всех ограничений и есть экономика чикагской школы (которую также называют неолиберализмом, а в США — неоконсерватизмом): это не какое то новое изобретение, но капитализм, лишенный кейнсианских атрибутов, капитализм в монополистической стадии, система, которая сама себя освободила, — и теперь ей не нужно бороться за потребителей, она вправе быть антисоциальной, антидемократической и хамской, если того пожелает.

2
0
2