тоска

— Подумай о доме, просто представь его. Почувствуй. Ты должна действительно почувствовать его. Сможешь? Твой разум контролирует эту капсулу. Ты можешь отправить нас обратно к Рождеству.
— Моя голова полна деревьев, Смотритель. Не можешь ли отправить нас домой?
— У меня нет дома, о котором можно думать. И между нами: я старше, чем выгляжу. И я не могу чувствовать так, как ты. Больше не могу. А тебе действительно нужно прочувствовать, Мэдж. Всё, о чем ты сильно скучаешь, пока ты не сможешь это выносить, будешь на пределе эмоций.
— Пока не станет больно? Ты это хочешь сказать, Смотритель... Пока не станет больно.
— Да.

6
14
0
0
0

— Мне хочется жить в городе. Как только вырасту – уеду.
— Я тоже так думал в детстве.
— А вы уехали?
— Да...
— А скучали когда-нибудь?
— Очень.

Пояснение к цитате: 
Речь о покинутом доме.
5
8
0
0
0

Мечта о блаженнои ничегонеделании может прийти в голову только вконец заработавшемуся трудяге, исступленно жаждущему блаженного глотка свободы от забот, лентяй же знает, что нет ничего страшней безделья, которое, как страшный наркотик, привязывает тебя к себе и иссушает муками никчемности.

0
0
0

Когда ты ушел, я не проронила ни слезинки. Просто не могла. Я не бросила тебя. Я не переставала тебя искать. Никогда. И ты вернулся. Это ведь был ты? Темная фигура, сидящая ночами у моей кровати.

1
0
1

— Каково это, быть призраком?
— Не так уж и плохо. Постоянно чувствуешь пустоту и тоску, но я чувствовала тоже самое и при жизни.

9
8
0
0
0

Силу вспыхнувшего чувства нельзя измерять только непосредственным поводом к нему, не принимая во внимание той мрачной полосы тоски и одиночества, которая предваряет все большие события в жизни сердца.

1
0
1

Размеры сердца так же велики
Как зад почтенной дамы из Дамаска
Но грудь пронзают семь мечей тоски
Прекрасная я весь любовь и ласка
И сердце рвут проклятые клинки

Пояснение к цитате: 

Перевод А. Давыдова

0
0
0

Деревья, очнувшись ото сна, будут перешептываться в сумраке и пить теплый ветер, напоенный влагой далекого Сириона. Но некому будет прийти в этот лес, чтобы танцевать с ней среди зарослей болиголова, говорить с ней о вещах простых и странных, смешных и страшных, охотиться в камышах у Эсгалдуина, любить ее на поляне в безлунную ночь... Обхватив руками серебристый тополь, чувствуя щекой и ладонями гладкость коры, она вспоминала, как странно сочеталась в его любви жажда обладать с желанием поклоняться. Как это пугало и захватывало... И как безнадежно это кончилось.

1
0
1

– Зачем ты страдаешь? – совершенно неожиданно для Стаса поинтересовалась девушка.
Ее вопросы ставили молодого человека в тупик не меньше, чем ее поведение!
– Может, ты хотела спросить «от чего»? – В этот вечер Стас действительно страдал, не борясь, а упиваясь своей депрессией.
– От чего я итак знаю: от мыслей. Я спрашиваю «зачем»?
Стас усмехнулся:
– Мысли появляются не на пустом месте! Правильнее спросить: «от чего».
– Мысли могут быть любыми, – возразила девушка. – Человек сам выбирает, о чем ему думать. Какая мне разница, что ты выбрал? Мне интересно: зачем ты это сделал? Я и спрашиваю: зачем ты выбрал то, от чего тебе плохо?
– Хочешь сказать, что если мне плохо, я должен думать о чем угодно, но не об этом? Словно шизофреник, внушать себе то, чего нету на самом деле?
– А тебя волнует, как это назовут другие? Если человек думает о хорошем, ему хорошо. А если ему хорошо, что еще важно? Жизнь – все, что у тебя есть. Если она кажется тебе хорошей, значит – она хорошая!
– Ну… – Стас вздохнул, удивляясь, как еще простота этого ребенка позволила ей дожить до такого «сознательного» возраста. – Иногда не думать о плохом невозможно!
– Да, но это – тоже мысль, которую ты сам выбрал! Ты выбрал думать о плохом и выбрал думать, что тебе это необходимо. А думать можно о чем угодно! Если думаешь о том, как все здорово, значит, находишься в реальности, в которой все здорово. Если наоборот – ты сам называешь свою реальность плохой, сам оцениваешь что-то, как отрицательное и сам страдаешь от своей оценки!
– А надо врать себе, что все здорово? – не понял Стас.
– Зачем врать? Вселенная бесстрастна. В ней нет оценки предметам или событиям. Это ты оцениваешь. Захочешь – оценишь положительно – и тебе будет светло и весело, захочешь – наоборот – и будешь стонать и плакать. И зачем тогда выбирать худшее – чтобы оценить «правильно»? А кто придумал, как «правильно»? Есть только ты и Вселенная. Ты и она. И ты либо счастлив, либо страдаешь – вот, что правда. Не все ли равно, что нечто принято считать хорошим, если тебе от этого плохо? Не все ли равно, что нечто принято считать плохим, если тебе от этого хорошо? Мнение других важно лишь тогда, когда ты сам решаешь считать его важным.

1
0
1