Франсуаза Саган. Волшебные облака

Волшебные облака

Удивительный роман непревзойденной Франсуазы Саган, величайшей писательницы ХХ столетия.
Он – заложник собственной любви, терзаемый мучительной, непреодолимой ревностью. Он ревнует по любому поводу, ревнует к настоящему и прошлому, к поступкам и мыслям, отчаянно боясь потерять ее. Она – птица, попавшая в клетку этой ревности, доведенная ею до мук и отчаянья. Она желает снова взлететь в облака, вернуть свою независимость. Но как можно причинить ему боль?
Две противоположности, две половинки, соединенные узами брака и узами любви, о которой сложно сказать, наказание это или дар небес.

Какой еще глупости нам ждать от судьбы? Что значит все, что мы делаем, что пытаемся делать? В один прекрасный день я стану ничем. Понимаешь — ничем. Меня оторвут от земли, меня лишат ее, и она будет крутиться без меня. Какой кошмар!

11
0
11

— Обожаю, когда ты смеешься.
— А раньше я часто смеялась?
— Когда раньше?
Она едва не сказала «до Алана», но сдержалась.
— До моего отъезда в Нью-Йорк.
— Да, очень часто. Ты была очень жизнерадостной.
— Мне ведь было двадцать два, когда мы познакомились?
— Примерно, а что?
— Сейчас мне двадцать семь. Многое изменилось. Теперь я смеюсь меньше. Раньше я пила, чтобы быть ближе к людям, теперь пью, чтобы забыть о них. Не правда ли, смешно?
— Не очень, — проворчал он.

11
1
12

Она прислонилась к стене, как-то вдруг расслабилась и заговорила столь тихо, что ему пришлось низко к ней склониться.

— Я не верю в никчёмность человека. Не выношу подобной философии. Безнадёжных людей не бывает. Я считаю, что каждый пишет картину своей жизни раз и навсегда, уверенной рукой, широкими, свободными мазками. Я не понимаю, что такое серость бытия. Скука, любовь, уныние или лень — всё человеческое для меня наполнено поэзией. Короче... <...> Короче, я не верю, что мы — некое тёмное племя. Мы, скорее, животные, наделённые разумом и поэтической душой.

8
1
9

Мы — не более чем жалкие вместилища костей и серого вещества, способные лишь на то, чтобы причинить друг другу немного страданий и толику удовольствий, прежде чем исчезнуть с лица земли.

7
2
9