Мэри Энн Шеффер, Энни Бэрроуз. Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков

33 цитаты
Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков

В послевоенном Лондоне молодая писательница Джулиет пытается найти сюжет для новой книги, но об ужасах войны писать ей решительно не хочется, а прочие темы кажутся либо скучными, либо неуместными. На помощь приходит случай — в виде письма одного свиновода с острова Гернси. Оказывается, даже свинари любят почитать, и неведомый Доуси, к которому в руки попала книга, некогда принадлежавшая Джулиет, просит посоветовать ему хорошую книжную лавку. На Гернси с книгами сейчас туго, поскольку остров все годы войны был оккупирован немцами. Так начинается переписка, а точнее, роман в письмах между Джулиет и островитянами. История книжного клуба, ставшего прикрытием для запрещенных встреч жителей деревни, увлекает и затягивает ее. История, начинавшаяся как сюжет для новой книги, скоро превратится в ее собственную историю... Этот грустный и веселый роман — о военном времени, но он полон солнца, света и радости. Но кто сказал, что смерть и ужас должны быть всегда на первом месте? Иногда даже они  отступают перед чувством юмора и оптимизмом. В романе есть замечательная фраза, которая в полной мере относится к нему самому: «Хорошие книги начисто отбивает охоту к плохим». «Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков» — не просто хорошая книга, возможно, это лучшее, что вы прочтете за долгое-долгое время.

Пресса о книге
Эта книга вовсе не великая литература, но она просто создана для чтения вечером у камина или во время долгого путешествия. Очень редкие книги становятся верными друзьями на всю жизнь. Эта как раз из таких. The Guardian

Даже не вспомню, когда мне в последний раз попадался столь же мощная и восхитительная книга как эта. Я даже забыла, что читаю роман, настолько погрузилась в него, его герои в буквальном смысле стали моими друзьями, я доверяла им свои мысли, советовалась с ними, я сроднилась с ними. И никакая даже самая хвалебная рецензия не передаст всю силу и поразительность этого романа в письмах.
Элизабет Гилберт, автор книги «Есть, молиться, любить»

Теплая, жизнеутверждающая проза. Идеальное чтение для всех, кто ищет в книгах веру, надежду и любовь.
St. Petersburg Times

Это одна из тех книг, которые кажутся просто идеальными. Дочитав ее, я сидела и думала, а попадется ли мне когда-нибудь роман, который произведет на меня большее впечатление.
Стефани Майер, автор саги «Сумерки»

Мэри Энн Шаффер всю свою жизнь имела дело с книгами, она работала библиотекарем, редактором, держала собственный книжный магазинчик. Но у нее была заветная мечта — написать книгу, которую захотели бы издать. И мечта ее исполнилась. Правда, сама Мэри Энн так и не увидела свою книгу изданной. Она умерла в феврале 2008 году, но она уже знала, что ее роман будет издан не только по-английски, но и на других языках, поскольку европейские издатели всерьез заинтересовались книгой. Отредактировала и довела до ума роман племянница Мэри Энн, детская писательница Анни Бэрроуз.
На остров Гернси Мэри Энн попала случайно, она возвращалась из Америки в Лондон, но английское побережье утонуло в густом тумане, и самолет совершил вынужденную на Гернси. Ожидая посадки, Мэри Энн прочитала все, что смогла найти в киоске крошечного аэропорта. А в основном там продавались книжки про остров Гернси, о котором она практически ничего не знала. Как и не знала о том, что часть британской территории была под немецкой оккупацией всю войну.
Много лет спустя, когда друзья по книжному клубу, в очередной раз начали подзуживать ее взяться наконец за книгу, Мэри Энн вспомнила про Гернси, так родился роман.
Всего за год «Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков» стал одной из самых известных книг о войне, роман переведен на два десятка языков, а благодаря своему названию стал настольной книгой очень многих книжных клубов. Книга милая, нежная и по-хорошему старомодная стала международным бестселлером, хотя ее авторы вовсе не пытались потакать публике. Это очень редкий случай, когда по-настоящему хорошая литература становится еще и очень популярной.

Вот что мне нравится в чтении: одна-единственная деталька в повествовании заставляет взяться за другую книгу, а крохотная деталька в ней — за третью… Бесконечная геометрическая прогрессия, рожденная погоней за удовольствием.

13
1
14

Для меня рыться на полках книжных магазинов — высшее наслаждение. ... где непременно обнаруживается та единственная книга, что была мне нужна, плюс еще три, о необходимости которых я не подозревала.

7
0
7

Не стану в сотый раз пересказывать печальную повесть, но... что со мной не так? Я слишком разговорчива? Но нельзя же выходить замуж просто ради замужества. Жизнь с тем, с кем нельзя поговорить, а тем более помолчать, — худшее из одиночеств.

6
2
8

Я подсчитала, что обручена всего сутки, но, кажется, в эти двадцать четыре часа только и начала по-настоящему жить. Подумай! Мы могли вечность мечтать друг о друге, притворяясь, будто не замечаем друг друга. Мы все так зациклены на достоинстве, что готовы жертвовать ради него счастьем.

4
0
4