Майн Рид. Квартеронка

Одной из первых неожиданностей, поразивших меня, можно сказать, еще на пороге моей жизни за океаном, было открытие, что я ни на что не годен. Я мог сослаться на свой аттестат и сказать: «Вот доказательства моей учености — я удостоен высшей награды в колледже». Но на что он мог мне пригодиться? Те отвлеченные науки, которым меня учили, не имели никакого применения в реальной жизни. Моя логика была просто болтовней попугая. Моя классическая ученость лишь загромождала мою память. И я был так же плохо подготовлен к жизненной борьбе, к труду на благо своему ближнему и самому себе, как если бы изучал китайские иероглифы.
А вы, бездарные учителя, пичкавшие меня синтаксисом и стихосложением, — вы, конечно, назвали бы меня неблагодарным, если бы я высказал вам все возмущение и презрение, которое охватило меня, когда я оглянулся назад и убедился, что десять лет жизни, проведенных под вашей опекой, пропали для меня даром, что я глубоко заблуждался, считая себя образованным человеком, а на самом деле ровно ничего не знаю.

Похожие цитаты

По общему мнению, вечные студенты вроде меня ленивы и инфантильны; они не в состоянии, как нормальные зрелые люди, напрячься и серьезно работать. К тому времени я понимала, что следовало бы изучать что-то, что в результате может получить практическое применение. Однако сама мысль ограничить свои интересы, сосредоточиться на одной-единственной области знания и в конечном счете похоронить себя в ней невыносимо угнетала меня.

Загадочность русской души — эту фразу любят повторять иностранцы, сталкиваясь с непредсказуемостью русских. Этот стереотип как нельзя лучше иллюстрируют китайские иероглифы. У мудрых китайцев названия стран имеют определённый смысл: Германиястрана мастеров, Франция — страна закона, название «Россия» состоит из двух иероглифов: один означает — страна, другой — неожиданность.

Пояснение к цитате: 
Телеканал «СПАС». Авторская программа Аркадия Мамонтова «Следы Империи». Тема выпуска: «Кто мы, русские?»
22.12.2017

Суть в том, что добро... Не имеет границ. И эта мысль меня успокаивает. Я знаю, что это так. Был какой то церковный гимн, который я запомнил несколько лет назад. Там пелось про маленький огонёк и припев там... Замечательный. Лучше чем куплет. Он звучит так: «Помни обо мне, когда уйду за океан. Там... там и обитает истина, где-то за океаном, но это не делает её менее реальной. Да, Гас умер, но он где то за океаном».