Алан Александр Милн. Двое

Роман, который критики ставили и продолжают ставить рядом с жемчужинами английской юмористической литературы — произведениями Пелема Г. Вудхауса, Джерома К. Джерома и Ивлина Во.
Веселая история немолодого сельского помещика, безнадёжного графомана, волей случая оказавшегося вдруг самым модным лондонским литератором и завертевшегося в водовороте светской и богемной столичной жизни, превращается под пером А. А. Милна в бесконечно остроумную «комедию ошибок», в которой каждый последующий сюжетный поворот выглядит ещё причудливее и невероятнее, чем предыдущий…

– Скажите, вам нравится знать всех?
– Необыкновенно. А вам – не знать никого?
– Чрезвычайно.
Правда?
– Конечно. Я думаю, в этом основная разница между мужчинами и женщинами. Мужчина инстинктивно избегает новых людей, а потом с удивлением обнаруживает, что многие из них очень милы. Женщине нравится заводить новых знакомых, а потом, к ее разочарованию, оказывается, что многие из них совершенно невыносимы.
– Нет-нет. Вы не правы. Люди действительно делятся на две эти категории, но не по признаку пола.

11
0
11

А потом наступил вечер, — как всегда в это время, наступил вечер. Что тут поделаешь: никто не в силах это изменить. Так происходит, и все тут. И неважно, какой был перед этим день. Может быть, это был какой-то необыкновенный день, но это ничего не меняет. Вечер наступает и день угасает.

7
0
7

Когда живешь в каком-то окружении, а сам – иной, то обязательно думаешь, что так не может длиться вечно. Что существует возможность бегства... пока ты молод.

6
0
6

Пчелы на цинниях, не чувствующие, сколько в них красоты, сознающие только, сколько в них меда. Каким удивительным, каким совершенно иным кажется сад пчеле! Еда, еда, нет еды, больше еды, меньше еды. Что за жизнь! Пчелы, ищущие в лаванде только еду.

4
0
4

Чем больше вы полагаетесь на то, что в ином мире будет восстановлена справедливость, тем меньше вы стремитесь добиться ее здесь. Разве не так? Другими словами, если ты совершенно уверен, что существует только этот мир, ты приложишь все силы, чтобы сделать его лучше. А так все действительно хорошие люди думают только об ином мире. Жаль.

4
0
4

Одному мудрецу было позволено становиться тем, кем ему хочется. И он решил быть замечательным атлетом с пятнадцати до двадцати пяти лет, прекрасной женщиной с двадцати пяти до тридцати лет, великим писателем от тридцати пяти до сорока пяти, доблестным полководцем с сорока пяти до пятидесяти пяти, известным всему миру политиком с пятидесяти пяти до шестидесяти пяти и садовником с шестидесяти пяти до семидесяти пяти. А потом он отправился на небо.

4
0
4

Возможна ли интеллектуальная гармония двух людей? В силах ли кто-либо другой совпасть с вами мыслями, слиться разумом, идти рука об руку без вопросов, без колебаний — два разума, мыслящие как один? Разумеется, это невозможно.

4
0
4