М-р Чазоков

— Вы астролог или что-то вроде того?
— Вообще-то астроном и пока ещё любитель.
— Для того, кто на этом не зарабатывает, вы довольно много знаете.
— Это самое грустное, что я когда-либо слышал.

2
0
2

— Говорят, что она продолжает жить в костях выживших по всей стране.
— Боже, всё темнее, грустнее и страшнее.
— Бве-хе-хе. Это история!

1
0
1

— Эй, мистер Чазоков!
— Привет Мэй! Моя лучшая из худших учениц!
— Ха-ха. Ага. Любила созвездия, ненавидела школу.
— Эй, не говори так про школу. Школа открывает дорогу в будущее! Зачем ты вернулась в Поссум Спрингс?
Я вылетела из колледжа.
— Ох. Ну, если тебе до сих пор нравятся созвездия, то в конце недели приходи ко мне, на крышу. К тому времени, я как раз настрою свой новый телескоп.
— Обязательно.

0
0
0

— Что ещё за сумеречные звёзды?
— Блуждающие звёзды, свет которых не видно в ночи.
— Это как вообще?
— Это проделка атмосферы и солнечного света, видимая всего лишь пару недель в году, весной и осенью. Весьма красивая.

0
0
0

Конечно, она была не одна. Она была лишь частичкой растущей силы, но именно она стала символом. Трудно думать о куче вещей одновременно, поэтому придумывать символы для них это важно.

0
0
0

— Коул был из плоской земли.
— Из северных штатов?
— Неважно что за равнины и где они находились.
— Везде есть свои равнины.
— Это верно.

0
0
0

— Спасибо вам за это.
— Спасибо тебе за компанию. Думаю, мы открыли все звёзды?
— Вообще-то не мы их открыли, верно? Ведь кто-то другой увидел их до нас и дал им имена, написал кучу историй о них. А мы просто нашли то, что они для нас оставили.
— А разве это не открытие?
— Ну вообще-то нет.
— Сюжет не в историческом смысле. Не мы создали звёзды и дали им имена, но этими осенними вечерами мы обнаружили их вместе. Это уже что-то. Разве нет?
— Что-то, что-то, что-то. Мой дедушка как-то сказал что-то похожее. Что-то про сказку, которая стала реальностью. Потому что реальная, я её послушала.
— Это прекрасно.
— Неплохо.

0
0
0