матушка Ветровоск

Серый цвет — это тоже белый, только грязный... А грех, молодой человек, — это когда к людям относятся как к вещам. Включая отношение к самому себе.

13
0
13

— Чаинки не умеют предсказывать будущее, это всем известно.
— Кроме самих чаинок.
— Ну да, нужно быть совсем слабоумной, чтобы спорить с чайной заваркой.

17
3
20

Терпеть не могу, когда порядочной еде дают всякие там дурацкие названия и людям даже не понять, что они едят, — фыркнула матушка, твердо решившая до конца изобличить недостатки чужеземной кухни. — Человек должен есть то, что знает. Название должно быть простым.

5
0
5

— Я знаю лишь одно: начинаешь баловаться с культами — начнёшь верить в духов, начинаешь верить в духов — начнёшь верить в демонов. А потом глядь — ты уже и в богов поверила. После этого всё, твоё дело — швах.
— Но ведь все они и в самом деле существуют, — возразила нянюшка Ягг.
— Это ещё не значит, что в них надо верить. Они от этого только наглеют.

7
2
9

— А ты силен в своей вере?
— Я пытаюсь.
— Но ты прочел много книг. А книги, они ведь не способствуют вере.
— Не способствуют.
— И тем не менее ты ее сохранил?
— Да.
— Почему?
— Если я лишусь веры, у меня ничего не останется.

6
1
7

— Гутен день, майне добрый хер! Труа пивас фюр нас, мерси в боку.
— А он не обидится, что ты его так, хером? — беспокойно спросила матушка Ветровоск.

6
2
8