Вселенная

Не про Хатико

Шел во тьму, как к себе на хату.
В ожидании коллапса я упрям, как Хатико.
В голове первичный хаос
— взрыву быть и вновь по накатанной.
Вот опять создаются созвездия и планеты горячие лепятся,
вся вселенная пыжится
– ширится:
мироздание здорово вштырило!
А расширится, стало быть, сузится
— всё опять распадется на кубики.
Всё опять.
Не понятно лишь хули эта гадость творится в башке?
Оттого выбираю дорогу ту, что тащит сущность ко тьме,
забыв, что еще есть тело
и, вообще-то, оно хочет счастья
— спать, жрать, трахаться,
а в своём упорстве даст фору любому хатико.
Ведь убрать этот мир из башки
— никто же не хватится.
По телу вся скорбь
— тому, что носишь внутри не устраивают похороны,
оно не имеет плоти
— подохло и здорово.

3
0
3

По скромным подсчетам, во вселенной около 100 000 000 000 галактик, часто разделенных десятками миллионов парсеков близкого к вакууму пространства, в каждой по 300 000 000 000 звезд. Мы находимся на отшибе одной из этих галактик, летая вокруг никчемной маленькой желтой звезды на еще более никчемном куске тверди по имени Земля; от нас ничего не зависит. Мы — ничто — это наиточнейшее приближение. Мы ничего не определяем. Мы поднимаем голову и видим, как мерцают звезды — и многих из них давным-давно нет, да и были они не там, где мы их видим. И ни одна из них не зажглась и не погасла — и никогда не зажжется и не погаснет — по нашей воле. Мы — ничто. Мы — величайшая случайность среди случайностей, и этот мир — даже если его кто-то сотворил — не улыбается нам и не подготовлен для нас — в фактически 100% точек этого мира мы моментально умрем. И сколько мы можем доныне судить — мы одни, одни в холодном, бездушном, равнодушном, безличном и необъятно огромном мире, в котором вопль наш не слышен, роль наша — отсутствует, ценность наша — нуль, одиночество наше — неизмеримо.

2
0
2