Фёдор Михайлович Достоевский. Братья Карамазовы

По-моему, Христова любовь к людям есть в своем роде невозможное на земле чудо. Правда, он был бог. Но мы-то не боги. Положим, я, например, глубоко могу страдать, но другой никогда ведь не может узнать, до какой степени я страдаю, потому что он другой, а не я, и, сверх того, редко человек согласится признать другого за страдальца (точно будто это чин). Почему не согласится, как ты думаешь? Потому, например, что от меня дурно пахнет, что у меня глупое лицо, потому что я раз когда-то отдавил ему ногу. <...> Отвлеченно ещё можно любить ближнего и даже иногда издали, но вблизи почти никогда.

1
0
1

Похожие цитаты

Действительно, большое утешение подтверждать своими страданиями «более глубокий мир правды», чем всякий другой мир; и всякий охотнее согласится страдать и чувствовать себя возвысившимся над действительностью (сознавая свою близость у тому «более глубокому миру»), чем жить без страданий и зато без этого возвышающего чувства. Это — гордость, и обычный прием удовлетворять ее, противоречащий новому пониманию морали.

1
0
1

Человек будет охотнее манипулировать другими людьми ради получения поддержки, чем согласится сам встать на собственные ноги, чтобы вытереть собственную задницу.

5
0
5

— Ваше величество! Если вы согласитесь снести весь замок, то где будут жить королевские привидения?
Леди Джейн. Какая была женщина! Первая красавица при дворе короля Чарли. Правда, не в меру была любопытна...
— За это и пострадала.
— На счёт привидений науке ничего определённого не известно.
— А вот когда будет известно, тогда и будете сносить.

1
0
1