Юрий Меркеев

Дождь хлынул под утро. И плотной завесой продержался до обеда. На работу идти не нужно. Есть накопления. Впрочем, не много. Обхожусь минимумом. Однако на сей раз именно дождь пробил брешь в моем скудном бюджете. Оголились «смыслы» в моем существовании в виде щелей на крыше. Плохо отработали мужики с калмыцкими лицами. Все лето прыгали, как черти, по раскаленной плоской крыше. Что-то коптили, жгли, чернили. Спускались с «небес» темные, тяжелые, пьяные от усталости.
А щели остались.
Через эти щели хлынули мутные потоки воды сначала у тети Гали, потом у других соседей верхних этажей. Зашевелились люди. Я и не ведал, сколько живых душ вмещает наш небольшой подъезд. Заголосили, выскочили на улицу, нервно решали, что делать? По голосам — целый легион.
Возглавляет вязкий бас Семена Ивановича, бывшего старшины подъезда. Плотный лысый старик со скрипучим голосом. После психоневрологического диспансера стал глуховат и пассивен. Раньше ходил по квартирам и собирал деньги на ремонт жилья. Теперь не ходит. Бегает по врачам, занимается своим здоровьем, днем пьет пиво и рассказывает старушкам о своих медицинских подвигах. Хвалится.
Семена Ивановича всегда очень много. Слишком много. Я бы его урезал. Хоть капельку. Почему-то не поражает его молния. Не заслужил. А вот мы все заслужили такого соседа.
— Надо собирать с каждой квартиры, — басит старик. — И вызывать.
— Надо, — соглашаются. — И вызывать.
Решили вызвонить бригаду ремонтников кровли и залатать трещины. Доделать работу за тех, кто уже получил деньги. Возможно, они из одной компании?
Красные трусы с балкона незнакомки исчезли сразу после дождя. Веселые мужики с калмыцкими скулами тоже. Как и не было их. А щели остались. Кругом фарисейство. Даже у чертей из поднебесной этого аврального лета.
Отдал последние сбережения бригаде кровельных альпинистов. Что делать?
Завтра свяжусь с директором рынка Черноволом, напрошусь торговать мясом. Хотя бы до начала осени. Необходимо залатать щели в бюджете. Смешно, не так ли? Плевок на мир породил небесные смущения, ливни вскрыли огрехи дома, щели крыши обнажили дырки в моем бюджете. Единственный реальный задел — ворочать свиные туши, разделывать головы, пробивать ножом брюшины, вставать за прилавок в кроваво-красном халате и торговать. Чем я лучше двух лысых мужиков с калмыцкими скулами? Ничем. Быть может, они тоже из бывших психологов? Праздность — такая штука, которая требует постоянного жизненного тонуса. И много источников для заделки дыр в бюджете.
(Психологиня и психопат)

2
0
2