учителя

Чтение — вот чего следует опасаться. Здоровые телом и духом молодые люди не должны читать, иначе они кончают плачевно — попадают в учителя.

0
1
1

— Бхикку, он отрицает всё, чему Вы посвятили свою жизнь. Какого Вам слышать это?
Бхикку удивился моему вопросу, широко раскрыл глаза и воскликнул: «Он всё говорит правильно!»
— И что же вы теперь собираетесь делать?
Бхикку задумчиво посмотрел вдаль, а потом вдруг сказал:
«Да, я последую наставлениям мистера Кришнамурти. Хочешь знать, как?»
«Конечно!»
«Я отвергну учение учителя, который призывает отвергать всех учителей и их учения».

Пояснение к цитате: 

О Джидду Кришнамурти и его учении

1
0
1

Как и все великие учителя, она ждала, когда читатели додумаются до всего сами. Она облекла важнейшие истины в неприметные одежды. Крошечные масштабы ее повествования были оптической иллюзией, проверкой.

0
0
0

— Знаешь старую пословицу: если в первый раз успеха не добился, ты должен попробовать ещё раз.
— Дэвидж, ты научился этому от великого учителя драков, Шизумаат?
Нет, у Микки Мауса.
— Кого? Микки Мауссссса?
— Микки Маус.
— Это великий учитель для Иркманн?
— Да. Типа того.

2
0
2

— Я была не совсем честна с тобой. Я не настоящая учительница. У меня есть только лицензия парикмахерши.
— Лицензия парикмахерши?
— Я преподаю макияж и причёски. Это всё, что я знаю. Вначале было легко претворяться, но потом я начала влюбляться в... твоих детей. И поближе узнала тебя, и я поняла, что больше так не могу.
— Да за кого ты меня принимаешь?
— За того, кто будет способен всё это понять.
— У тебя хватило смелости прийти и признаться мне, что ты не настоящий учитель; тогда ты самый лучший учитель из всех кого я знал.

0
0
0

— Ради интереса, как вы работали с прежней учительницей?
— Мы читали вслух учебники.
— А она что делала?
— Следила и наблюдала. И иногда спала.
— И ей за это платили?
— Конечно.
— Обалдеть.

0
0
0

Хитрость педагога заключается вовсе не в том, чтобы заштамповать в индивидууме умение действовать по заученной схеме, умение включать ее по заранее заданному «признаку» ее применимости, а в том, чтобы поставить ребенка в такую ситуацию, внутри которой он вынужден был бы действовать сам как «самость», как субъект. Ситуация должна быть остроконфликтной. То есть: такой, где заранее известные индивидууму «операции» и «признаки» их включения отказывают, и индивидуум должен сам найти способ решения трудности, открыть новый для себя (хотя и не новый для педагога) путь действия.
Искусство педагога состоит в умении создать такую «трудную» ситуацию, внутри которой был бы объективно один-единственный выход, тот самый, который педагогу известен, но ребенку – неизвестен и должен быть найден им самостоятельно, как «новое», а не как «операция» по заданному признаку.
При этом условии «операция» будет усвоена, но не путем дрессировки и заштамповывания, а путем самостоятельной акции индивидуума, через пробуждение его продуктивной активности.

2
0
2

В демократии нет более благородной работы, чем преподавание в муниципальной школе. <...> Новые люди становятся учителями каждый день, зная, насколько это дерьмово. Они приходят, а их предупреждают.
— Здравствуйте! Что это за работа?
— Короче, вот что нам от вас надо. Нам надо, чтобы вы научили детей математике.
— Ух ты! Они хотят знать математику?

0
0
0

В Консерватории драматического искусства, где я учился, не слишком верили в мои способности, более того, мой педагог Пьер Дюкс, вздыхая, предупреждал, что с моей внешностью я никогда не буду нравиться женщинам. Через несколько лет после окончания Консерватории я встретил его на Елисейских полях. Со мной была моя подруга — сногсшибательная Урсула Андресс, сыгравшая первую девушку Бонда. Я улыбнулся, развел руками и сказал учителю: «Вот так получилось...»

3
0
3