Джером Дэвид Сэлинджер. Над пропастью во ржи

Над пропастью во ржи

Герой повести современного американского прозаика Джерома Дэвида Сэлинджера (1919 г. р.) подросток, только вступающий в жизнь, не хочет подчиняться ханжеским законам мира взрослых. С юношеской непримиримостью он восстает против них и сам остро переживает создаваемые конфликты.

Если человек умер, его нельзя перестать любить, черт возьми. Особенно если он был лучше всех живых, понимаешь?

Just because somebody's dead, you don't just stop liking them, for God's sake — especially if they were about a thousand times nicer than the people you know that're alive and all.

428
4
432

Вечно я говорю «очень приятно с вами познакомиться», когда мне ничуть не приятно. Но если хочешь жить с людьми, приходится говорить всякое.

318
4
322

А увлекают меня такие книжки, что как их дочитаешь до конца — так сразу подумаешь: хорошо бы, если бы этот писатель стал твоим лучшим другом и чтоб с ним можно было поговорить по телефону, когда захочется.

What really knocks me out is a book that, when you're all done reading it, you wish the author that wrote it was a terrific friend of yours and you could call him up on the phone whenever you felt like it.

186
2
188

Я по глупости думал, что она довольно умная. Она ужасно много знала про театры, про пьесы, вообще про всякую литературу. Когда человек начинен такими знаниями, так не скоро сообразишь, глуп он или нет.

72
0
72

А люди всегда думают, что они видят тебя насквозь. Мне-то наплевать, хотя тоска берет, когда тебя поучают — веди себя как взрослый. Иногда я веду себя так, будто я куда старше своих лет, но этого-то люди не замечают. Вообще ни черта они не замечают.

96
1
97