Джонатан Сафран Фоер. Поедание животных

Cruelty depends on an understanding of cruelty, and the ability to choose against it. Or to choose to ignore it.

Жестокость зависит от понимания жестокости и от умения сделать выбор против неё. Или же в пользу того, чтобы жестокость не замечать.

5
0
5

It was my grandmother who taught me that one tea bag makes as many cups of tea as you’re serving, and that every part of the apple is edible.

Именно бабушка меня научила, что один чайный пакетик сделает столько кружек чая, сколько нужно, и что каждая часть яблока съедобна.

6
3
9

But compassion is a muscle that gets stronger with use, and the regular exercise of choosing kindness over cruelty would change us.

И все же сострадание — это мышца, которая становится крепче, если её тренировать, и регулярные упражнения по выбору доброты вместо жестокости тоже меняют нас.

4
1
5

When I was four, we fostered a cousin’s dog for a summer. I kicked it. My father told me we don’t kick animals. When I was seven, I mourned the death of my goldfish. I learned that my father had flushed him down the toilet. I told my father — in other, less civil words — we don’t flush animals down the toilet.

Когда мне было четыре, кузен отдал нам на лето собаку. Я ее лягнул. Отец сказал, что в нашей семье не принято бить животных ногами. Когда мне было семь, я оплакивал смерть моей золотой рыбки. Я узнал, что мой отец выбросил ее в унитаз и смыл. Я сказал отцу — другими, далеко не такими приличными словами, — что в нашей семье не принято выбрасывать живых существ в унитаз.

4
3
7