Альфред Пенниуорт

— Когда вы зашиваете свои раны, вокруг вас лужи крови.
— Они напоминают мне, что стоит учиться на своих ошибках.
— Что ж, в таком случае, вы должны быть уже чертовски умны.

41
1
42

— Много лет назад я был в Бирме, мы с друзьями работали на местное правительство. Оно пыталось купить преданность вождей разных племен при помощи драгоценных камней, но на их караван в лесу напал какой-то бандит, и мы отправились искать камни. За полгода поисков, мы не нашли никого, кто бы торговал ими. Однажды я увидел в руках у ребенка рубин, размером с мандарин. Этот бандит просто выбрасывал камни.
— Тогда зачем красть?
— Потому что он получал от этого удовольствие. Просто есть типы, которые действуют вне всякой логики. Их не подкупить, не запугать, не договориться и не придти к компромиссу. Эти люди мечтают видеть мир в огне...

40
1
41

— С возрастом становлюсь медленнее, Альфред.
— Вы слишком стары, чтобы умереть молодым. Но не то чтобы не пытались.

20
0
20

— Ты боишься, что если я вернусь туда, то проиграю, да?
Нет. Я боюсь, что вы этого хотите.

22
1
23

Помните, как вы покинули Готэм? До этих событий, до Бэтмена? Вас не было семь лет. Семь лет я ждал, надеясь, что вы не вернётесь. Каждый год я брал отпуск. Я ездил во Флоренцию, там есть кафе на берегу реки Арно. Каждый вечер я садился там и заказывал Фернет-Бранка. Я представлял себе, что вот я взгляну через столики и увижу вас вместе с женой и, может, с парой ребятишек. Вы ничего не скажете мне, я вам тоже. Но мы оба поймём, что вы справились, что вы счастливы. Я не хотел, чтобы вы возвращались в Готэм. Я всегда знал, что здесь вас не ждёт ничего кроме боли и несчастья. И я желал вам совсем другой жизни. И сейчас желаю.

22
1
23

— Осмелюсь предположить, что в борьбе с преступностью этот символ обеспечит надёжную защиту от насилия тем, кто вам близок.
— Тревожишься за Рэйчел?
— Вообще-то, сэр, я подумал о себе.

24
2
26

— Ты бы свел меня с воровкой?
— Я бы свел вас хоть с шимпанзе, если бы это вернуло вас к нормальной жизни.

24
2
26