Ханна Уоррен

Я впервые в жизни вижу, как ты нервничаешь.
— Ой, оставь, пожалуйста, я нервничала однажды в жизни в нашу первую брачную ночь... и то это было после секса.

7
3
10

Ты всегда боялась того, что может тебе понравиться. Счастье — это же так банально...
Нет, банальна только эта фраза.

4
0
4

— У нас, конечно, был минимальный шанс на счастье... но что касается секса, мне кажется, он никогда не был камнем преткновения!
— Да-да. Но и чудом архитектуры его тоже не назовёшь!

3
0
3

— А знаешь, о чем мечтаю я? О внучке. С дочкой у меня, похоже, вышла полная задница.
Да, пожалуй, никто кроме тебя не может так точно выразить свои сентиментальные чувства...

3
3
6

— Как я понимаю, у тебя новый роман.
— Роман? У меня? В моём возрасте?! Боже сохрани, у меня любовник!
— Писатель, кажется...
Нет, нет, журналист из «Вашингтон Пост». Ему 54, у него проблемы с сердцем, астма, склонность к алкоголизму, а ещё у него самая светлая голова в этой стране, после меня, конечно.

1
0
1

Ты ведь вряд ли согласился бы провести свой летний отпуск в Нью-Йорке, если бы я тебя туда пригласила.
Нет, ну только если все остальные оттуда уедут.

1
0
1