Лесли (Leslie)

— Если хочешь найти того, кого полюбишь, — сказала она мне однажды, — то секрет состоит в том, чтобы сначала найти того, кто тебе понравится. — Мы с ней были лучшими друзьями до того, как полюбили друг друга. Она мне нравилась, я ею восхищался, я доверял ей!

54
0
54

— А как же акулы?! Просто интересно, ты видела акул, когда спускалась под воду?
— Я не была на море ни разу в жизни!
— Ты всё наврала...
Нет! Я всё выдумала — это не то же самое, что соврать...

37
0
37

Я осторожно вхожу в этот дикий и прекрасный неизведанный мир. Я плыву в тишине. Лишь моё дыхание нарушает это безмолвие. Надо мной нет ничего, кроме мерцающего света — места, откуда я пришла и куда уйду, когда закончу здесь. Я погружаюсь. Здесь безумно красиво. Я погружаюсь мимо подводных скал и тёмных водорослей. На самую глубину, где меня ждёт стая серебряных рыбок. Рассекая водные просторы, я выпускаю наверх пузыри, похожие на маленьких медуз. Проверяю кислород — времени не так много, чтобы увидеть всё, что я хотела. Но я рада, что побывала здесь.

13
0
13

– Вы должны думать, что делаете,– говорил он нам с серьезным видом.– Маму нельзя огорчать.
– Это почему же? – спрашивал Ларри с притворным удивлением.– Она для нас никогда не старается, так чего же нам о ней думать?
– Побойтесь бога, мастер Ларри, не надо так шутить,– говорил Спиро с болью в голосе.
– Он совершенно прав, Спиро,– со всей серьезностью подтверждал Лесли.– Не такая уж она хорошая мать.
– Не смейте так говорить, не смейте! – ревел Спиро.– Если б у меня была такая мать, я б каждое утро опускался на колени и целовал ей ноги.

12
1
13

— У меня была в ходу гипотеза, почти теория... Вот она: красивые женщины почти равнодушны к сексу...
— Знаешь, что неверно в твоей гипотезе? — спросила она.
— Думаю, что в ней все верно. Но есть исключения, и ты — спасибо Творцу — одно из них. А в общем случае дело обстоит так: красивые женщины устают от того, что их рассматривают в качестве сексуальных объектов. В то же время они знают, что их достоинства этим исчерпываются, поэтому их переключатели срабатывают на выключение.
— Занятно, но неправильно, — сказала она.
— Почему?
— Детская наивность. Переверни наоборот. Согласно моей теории, Ричард, привлекательные мужчины почти равнодушны к сексу.
— Чепуха! Что ты хочешь этим сказать?
— Слушай: «Я защищена от привлекательных мужчин как крепость, я холодна к ним, я не подпускаю их к себе ближе, чем на расстояние вытянутой руки, не отвожу им никакой роли в моей жизни, и после этого всего начинает почему-то казаться, что они не получают такого удовольствия от секса, как мне бы хотелось…»
— Неудивительно, — сказал я и при виде разлетающихся обломков моего разгромленного предположения понял, что она имеет в виду. Неудивительно! Если бы ты не была так холодна к ним, если бы ты чуть-чуть открылась, дала им понять, как ты себя чувствуешь, что ты думаешь, — ведь в конце концов ни один из нас, по-настоящему привлекательных мужчин, не хочет, чтобы к нему относились как к секс-машине! Вот и получается, что если женщина дает нам почувствовать чуть-чуть человеческого тепла, выходит совсем другая история!
— И какова мораль этой басни, Ричард?
— Там, где, отсутствует душевная близость, идеального секса быть не может, — сказал я. — И если кто-то постигает это, и если он находит того, кем восторгается, кого любит, уважает и искал всю свою жизнь, разве не может оказаться, что он находит тем самым самую уютную постель для себя? И даже если тот, кого он нашел, оказывается прекрасной женщиной, не может ли оказаться, что она будет уделять очень много внимания сексуальному общению с ним и будет наслаждаться радостями физической близости в той же мере, что и он сам?

9
3
12

— Ещё один фут.
— О, ещё один фут!
— Льдина быстро тает.
— О, льдина быстро тает. Какая радость! Если так будет продолжаться, то через неделю мы пойдём на дно.
— Лучше об этом помалкивать.
— А что же мне остается делать — только молчать?! Молчать до тех пор, пока вода не дойдёт мне до рта, а там уж я заговорю обязательно!

4
0
4

Двое начинают скучать, — сказала она однажды вечером, — не тогда, когда они долго находятся физически в одном месте. Они скучают, если далеки друг от друга ментально и духовно.

3
1
4

— Ради Бога, вытащи меня отсюда!
— Протяни мне ружье...
— К черту ружье! Меня спасай!
— Я не смогу до тебя дотянуться, если ты не протянешь мне ружье!

2
4
6

Мы должны иметь дело с той валютой, которая представляет для нас ценность, — продолжила она, — в противном случае любой успех в мире не покажется нам удовлетворительным, не принесёт счастья. Если кто — то пообещаешь, что тебе заплатят миллион скрунчей за то, что ты перейдёшь через улицу, а скрунчи не представляют для тебя никакой ценности, — ты будешь переходить через дорогу? А если тебе пообещают сто миллионов скрунчей, что тогда?

1
0
1