Пэм Ровенкрофт

Я не понимаю, что во мне такого, что заставляет людей думать, будто мне интересны их проблемы. Может, я слишком часто улыбаюсь. Может, я ношу слишком много розового. Но запомни, пожалуйста, я могу порвать тебе глотку, если сочту нужным.

3
1
37
2
39

— Сколько лет, сколько зим! Ни письма, ни телеграммы, ни сигнального костра... А мы за тебя волновались!
Правда?
— Конечно нет!

4
1
17
0
17

Вы люди любите свою боль, правда? Вы упиваетесь ею. Вы даже считаете её добродетелью. Громче всех плачешь на похоронах – значит, ты самый хороший. Вы обещаете никогда не забывать друг друга и всегда испытывать горечь утраты, потому что для таких как вы вечность – это просто глазом моргнуть. Ваши жизни коротки до жалости. Когда мы говорим о вечности, для нас это серьёзно, поэтому мы переживаем боль, восстанавливаемся и живём дальше. Ведь боль – бессмысленное чувство.

6
5
17
0
17

— Хороший торговец не конкурирует со своим товаром, сэр.
— А хороший покупатель знает, что у всего есть своя цена.

5
3
13
1
14

— Каково это — быть таким, как ты?
— Займет несколько твоих жизней, чтобы ответить на твой вопрос.
— Тогда сделай меня такой, как ты — и у нас будет все время мира.
— Ты не знаешь, о чем просишь.
— Знаю. И не боюсь.
Да, не боишься. Большинство людей просит сохранить им жизнь, а ты просишь забрать твою.
Я хочу, чтобы та дал мне ту жизнь, ради которой стоит жить.

5
3
12
2
14

— Что, Пэм вам не подходит?
— Подошла бы для слепых, глухих и идиотов.
— Это полный идиотизм. Если вы считаете, что люди такие наивные…
— Есть доказательства, научные, люди гораздо тупее, чем думают. Мы вернем человеческую общественность одной улыбкой… в своё время.

4
1
3
2
5