Тарас Григорьевич Шевченко – цитаты

26 цитат
Тарас Григорьевич Шевченко

Тарас Григорьевич Шевченко — украинский поэт, прозаик, художник, этнограф. Академик Императорской Академии художеств. Литературное наследие Шевченко, центральную роль в котором играет поэзия, в частности сборник «Кобзарь», считается основой современной украинской литературы и во многом литературного украинского языка.

Бо́льшая часть прозы Шевченко, а также некоторые стихотворения написаны на русском языке, в связи с чем часть исследователей относят творчество Шевченко, помимо украинской, также и к русской литературе.

Род деятельности: 
поэт, прозаик, художник
Дата рождения: 
09.03.1814
Дата смерти: 
10.03.1861 (47)

І на оновленій землі
Врага не буде, супостата,
А буде син, і буде мати,
І будуть люде на землі.

На обновленной сей земле
Врага не будет, супостата,
И будут сын и мама рядом,
И будут люди на земле.

Пояснение к цитате: 

1860 год. Перевод: Семен Вайнблат

14
0
14

І Архімед, і Галілей
Вина й не бачили. Єлей
Потік у черево чернече!
А ви, святиє предотечі,
По всьому світу розійшлись
І крихту хліба понесли
Царям убогим. Буде бите
Царями сіянеє жито!
А люде виростуть. Умруть
Ще незачатиє царята...

И Архимед, и Галилей
Вина не видели. Елей
Лился во чрева лишь монахов!
Предтечи наши, вы без страха
В мир этот бренный побрели
И крохи хлеба понесли
Царям убогим. Будет бито
Царями сеяное жито!
А люди вырастут. Умрут
Царевичи, что не зачаты…

Пояснение к цитате: 

1860 год. Перевод: Семен Вайнблат

7
0
7

Ночи лунные, тихие, очаровательно поэтические ночи! Волга, как бесконечное зеркало, подернутая прозрачным туманом, мягко отражает в себе очаровательную бледную красавицу ночи и сонный обрывистый берег, уставленный группами темных деревьев. Восхитительная, сладко успокоительная декорация!

Пояснение к цитате: 

27 августа 1857

6
0
6

И серое небо, и сонные воды…
Вдали над берегом поник
Без ветра гнущийся тростник,
Как пьяный… боже, гибнут годы!
Что ж, долго ли придётся мне
В моей незамкнутой тюрьме,
Над этим бесполезным морем,
Томиться тяжкой жизни горем?

І небо невмите, і заспані хвилі;
І понад берегом геть-геть
Неначе п'яний очерет
Без вітру гнеться. Боже милий!
Чи довго буде ще мені
В оцій незамкнутій тюрмі,
Понад оцим нікчемним морем
Нудити світом?

Пояснение к цитате: 

Перевод Максима Адамовича Богдановича.

3
0
3

Вспомнишь горе — позабудешь:
минуло и ладно;
было счастьесердце вянет
зачем не осталась?

(Вспомнишь горе — позабудешь:
отошло, пропало;
вспомнишь радость — сердце вянет
зачем не осталась?)

3
0
3

Вечер был тихий, светлый. На горизонте чернела длинная полоса моря, а на берегу его горели в красноватом свете скалы, и на одной из скал блестели белые стены второй батареи и всего укрепления. Я любовался своею семилетнею тюрьмою.

Пояснение к цитате: 

11 июля 1857

3
0
3

О, Боже мой милый! Как тяжко на свете,
Как жизнь горемычна — а хочется жить,
И хочется видеть, как солнце сияет,
И хочется слушать, как море играет,
Как пташка щебечет, как роща шумит,
Как девушка песню свою запевает…
О, Боже мой милый, как весело жить!

Пояснение к цитате: 

1841.
Перевод Николая Туроверова.

1
0
1

И дожил царь Давид на свете
до многолетья.
Одрях совсем; и покрывали
и грели ризами его,
но ими все ж не согревали
рабы владыку своего.
Но отроки не оплошали
(они натуру волчью знали):
чтоб греть его, девиц нашли,
царевен лучших красотою,
и к старику их привели —
да греют кровью молодою
они царя. И разошлись,
замкнувши двери за собою.
Облизнувшись, кот старый
слюни распускает
и к одной сунамитянке
лапы простирает.
А она, себе на горе,
лучшая меж ними,
меж подругами, как будто
лилия в долине
меж цветами. Так вот она
собой согревала
царя-старца; а девицы
меж собой играли
голенькие. Как там она
грела, я не знаю,
знаю только, что царь грелся
и... и «не познаю».

1
0
1