Нодар Думбадзе. Белые флаги

8 цитат

— Оглядываться никто не любит. Люди боятся, как бы, оглянувшись, не провалиться в яму, — произнес прокурор.
— Поэтому, прежде чем оглянуться, следует остановиться. Нельзя оглядываться и бежать вперед одновременно! Тем более если впереди яма, колодец, пропасть... Понятно? — спросил подсудимый.

2
0
2

Нет, наверно, в мире трапезы более почетной, желанной и благословенной, чем трапеза в тюремной камере. Понятие общего стола здесь возведено в религиозную степень. Люди, разделившие в камере общий стол, уподобляются побратимам, поклявшимся друг другу в верности до гроба. Говорить за тюремным столом об этике «последнего куска» дико и смешно, ибо здесь нет последнего куска. Каждый кусок здесь делится на части по количеству сотрапезников и съедается одновременно всеми.

1
1
2

— И ты все же ушел?
— Ушел.
— Скотина ты, Девдариани!
— Знаю. Слабовольнее вора нет человека на земле. Напрасно люди думают, что воры народ сильный, с характером... У нас есть воля, но...
— Что но?
— Есть там, где она вовсе не нужна! — сказал Девдариани, отворачиваясь к стене.

1
0
1

А вот послушай.
В прошлом году мои знакомые ребята-археологи отправились в экспедицию. По дороге купили осла. Прибыли на место, сняли с осла поклажу, раскинули палатку, устроились, и тогда выяснилось, что осел им больше не нужен.
— Что с ним делать? — спросил один.
— Отпустим! — говорит другой.
— Что вы, жалко осла! Его же волки загрызут! — вмешался третий.
— Ну, тогда оставим здесь! — посоветовал четвертый.
— А кто за ним будет ухаживать? — возразил пятый.
— В таком случае убьем его! — решил шестой.
— Чем? У нас ведь нет ружья! — спросил первый.
И вот что они придумали: привязали к ослу заряд динамита и подожгли фитиль. Осел погиб от взрыва, но зато его не терзали волчьи зубы.
Страшно, дико, но гуманно...

1
0
1

Уходу каждого заключенного в тюрьме радуются искренне, но вместе с тем освобождение одного вызывает печаль у других. Забыв о степени собственной виновности, каждый про себя сожалел, что надзиратель назвал не его, а чью-то чужую фамилию. Так думают все, даже смертники, ибо нигде так не верят в чудеса, как в тюрьме.

0
1
1

— Как бы вы поступили на моем месте? — спросил я.
Женщина улыбнулась.
— Чему вы улыбаетесь?
— На вашем месте я освободила бы всех заключенных и вывесила бы в тюремных окнах белые флаги. Поэтому-то, наверно, я и не сижу на вашем месте...

0
1
1