Офицер

— Гражданским запрещён вход на эту пристань!
— Глубоко сожалею — не знал. Если встречу их, поставлю вас в известность.

— This dock is off limits to civilians.
— I'm terribly sorry. I didn't know. If I see one, I shall inform you immediately.

140
2
142

— От светлейшего князя Потемкина. Имею предписание задержать господина Калиостро и препроводить его в канцелярию для дачи объяснений.
– Это невозможно – он в грядущем.
– Достанем из грядущего, не впервой.

12
2
14

— А я вот не беру взяток! Вот так!
— На одно жалованье живёте что ли?
— Вам никто и не даёт! Место у вас такое, недоходное. Вот кабы вам давали, а вы не брали, так тогда и хвастаться можно было.

2
0
2

Да с чего вы взяли, что я молоденькая?
— Ну... С чего... Просто смотрю на вас... — Офицер в первый раз за весь разговор улыбнулся.
— А что в вашем понимании значит молоденькая?
— Это значит... ну... моложе меня, — нашелся офицер.
— И сколько мне, по-вашему, лет?
— Семнадцать... двадцать... какая разница?
— Двадцать три! — победительно сообщила Таня. И тут молодой офицер... расхохотался.
— И что тут смешного? — поинтересовалась Таня.
— А мне — двадцать два! — не прекращая смеяться, выдавил из себя офицер. — Получается, что вы старше меня!
— Я думала, вам больше.
— В самом деле?
— У вас виски седые. Этого почти не видно, потому что волосы русые. Но все-таки немножечко видно.
— Так ведь война, Таня.
— Я как-то об этом не подумала... Извините.

2
1
3

— А сабля не мешала танцевать?
Оружие, извините, пани, оставляли в гардеробе, перед тем как войти в зал, как женщин оставляют дома, когда отправляются на войну.
— Значит, вы нас не признаете за женщин? — бросилась в атаку кокетливая радистка.
Война — дело грязное, кровавое. Снаряды танковых орудий, гусеницы, давящие людей… — Руки офицера, до этого спокойно лежавшие на столе, снова задрожали. Он заметил это и спрятал их от девушек. — Женщины должны сохранить нежные сердца и ласковые глаза, чтобы встречать возвращающихся под родную крышу…

Пояснение к цитате: 

рассказывает про довоенные балы

0
0
0

— Вот он, сермяжный воин, который сломит шею врагу и выведет Россию на светлый путь... Выведешь, братец, Россию на светлый путь?
— Так точно, Ваше Высокоблагородие! Выведем!

0
0
0

— Тонем, — говорят, — дыры в бортах. Вода хлещет, затыкать нечем.
— Так дойдите до берега и спасайтесь. Вот же он, берег, рядом.
Нет, что вы, мы на берег никак не можем. Потому что для исхода на берег у нас еще теория причализации не разработана.
— А без теории, просто так вы не можете?
— Не можем, потому что мы заколдованные.
— А кто же вас может расколдовать?
— Никто нас не может расколдовать. Потому что Карла Марла нас заколдовал, а сам помер. И Фриц Ангелочек помер. И Лукич остался вечно живой, то есть обратно ж помер.

0
0
0