день

Вещи, которыми занимаются во тьме ночной, за закрытыми дверями, поддавшись эмоциям, выглядят совершенно иначе утром, у всех на виду, когда ты мыслишь ясно.

4
0
4

Послушайте, как спор вели однажды день и ночь,
Рассказ мой позабавит вас и грусть прогонит прочь.
Был спор о том — ему иль ей воздать по праву честь.
Слов похвальбы и слов хулы, пожалуй, мне не счесть.
«Ведь знают все, — сказала ночь, — что первенствую я!
С тех пор, как заложил господь основы бытия,
Ему, кто мудро отделил от тьмы твои лучи,
Милей молящегося днем — молящийся в ночи.
И ночью видел Мухаммад, как раскололась твердь,
И ночью он вознесся в рай, поправ навеки смерть.
Я царствую. Земля — мой трон, дворец мой — небосвод.
Мои вельможи — сонмы звезд, и месяц их ведет.
Печали синею фатой скрываешь небо ты.
Я превращаю небо в сад, и звезды в нем — цветы.
Арабы месяцам ведут по лунным фазам счет,
И потому их год печать архангела несет.
Здоровый и веселый смех являет всем луна,
В усмешке солнца только злость и желчь заключена,
Луне, чтоб завершить полет, потребны тридцать дней,
А солнце ровно год летит орбитою своей».
Но день прослушал эту речь и гневом воспылал:
«Тебе подобный где-нибудь найдется ли бахвал?
Всевышний ночи повелел склониться перед днем,
Так чем же возгордилась ты в безумии своем?
Все праздники проходят днем перед лицом моим,
И днем свершает в Мекку путь смиренный пилигрим.
Мужчину создал из земли господь при свете дня.
С рассветом оживает мир, чтобы хвалить меня.
Влюбленных разлучаешь ты, пугаешь ты детей
И отдаешь сердца в полон диавольских сетей.
Вся нечисть от тебя пошла: мышь, нетопырь, сова.
Ты — покровитель грабежа, помощник воровства.
Рожден я солнцем, а тебя могила родила.
Мне люб веселый, яркий свет — тебе печаль и мгла.
Я освещаю мир, а ты его скрываешь тьмой,
Глаза блестят, узрев меня, но гаснут пред тобой.
Мне дорог честный человек, тобой обласкан вор.
Печальный траур носишь ты, я — праздничный убор.
Как только солнце алый стяг взметнуло в небосвод,
Бледнеют звезды и луна, цветы твоих высот.
Ужели в книге бытия я стану за тобой?
Ужели зрячего милей всевышнему слепой?
Ты скажешь: «Раньше создал смерть, а после — жизнь господь».
Но возлюбила только жизнь любая в мире плоть.
Хоть по луне ведет араб всех летописей счет,
По солнцу в нашей стороне определяют год.
Хоть солнце желтолико, — что ж! — луну сравню ли с ним?
Сравню ль серебряный дирхем с динаром золотым?
Лишь солнца отраженный свет на землю шлет луна,
Лишь тем, что подарил ей царь, пленяет взор она.
Ты возразишь: луна быстрей свершает свой полет.
Что ж, господина иль слугу с наказом шлют вперед?
Два раза молятся в ночи и три — в теченье дня.
Тебя всевышний обделил, чтоб одарить меня.
А кто качает головой, прослушав речь мою,
Пусть призовет на спор друзей и выберет судью».

0
0
0

Вторник, пятница, среда...
Жить — то надо — вот беда,
Дни недели обилетить.
Проводить, потом приветить.
После снова проводить,
С ними есть и с ними пить,
В их дождях-лучах купаться,
В их подробностях копаться,
Их дарами дорожить...
Ну, конечно, надо жить
От восхода до восхода
И в любое время года.

1
0
1

Каждый день, как в бой. Каждый. И нет нам покоя. Гори, но живи… так может, так и стоит жить?! В огне — и отдавая всю себя без остатка?
Нет ответа…

0
0
0

С каждым восходом солнца день взывает к нам: «О люди! Я — новый день; я обозреваю ваши деяния. Воспользуйтесь мной, ибо я не вернусь обратно вплоть до Судного Дня. О сын Адама, ты — это лишь несколько вздохов. Как только уходит один вздох, с ним уходит и часть тебя. И так же, как ушла эта твоя часть, вскоре уйдешь и ты весь.

2
0
2