Антон Павлович Чехов. Чайка

25 цитат
Чайка
Купить книгу:

Антон Павлович Чехов (1860-1904) — один из самых известных драматургов мира, признанный классик, создатель сценической литературы ХХ века, не утратившей новизну и актуальность по сей день. Он писал пьесы, по собственному выражению, "вопреки всем правилам драматического искусства". Историческая удача состояла в том, что в России нашелся конгениальный драматургу Московский Художественный театр под руководством К. Станиславского и В. Немировича-Данченко, поместивший на свой занавес легендарную чеховскую чайку. Сегодня "Чайка" (1896), "Дядя Ваня" (1900), "Три сестры" (1903) и "Вишневый сад" (1904) не сходят с главных сцен мира. И уже, кажется, ни у кого не вызывает вопросов "странность" чеховского подхода: "Ведь в жизни не каждую минуту стреляются, вешаются, объясняются в любви.

И не каждую минуту говорят умные вещи... Больше едят, пьют, волочатся, говорят глупости. И вот надо, чтобы это было видно на сцене. Надо создать такую пьесу, где бы люди приходили, уходили, обедали, разговаривали о погоде, играли в винт, но не потому, что так нужно автору, а потому, что так происходит в действительной жизни".
Сопроводительная статья Михаила Айзенберга
Михаил Натанович Айзенберг (р. 1948) — русский поэт, эссеист, литературный критик. Окончил МАРХИ, работал архитектором-реставратором. В советское время не публиковался, после 1993 года выпустил несколько книг стихов и эссе о современной русской поэзии. Преподавал в Школе современного искусства при РГГУ. Руководил изданием поэтических книжных серий "ОГИ" и "Нового издательства". Лауреат ряда литературных премий, в том числе премии Андрея Белого и Anthologia.

А я верю в Константина Гаврилыча. Что-то есть! Что-то есть! Он мыслит образами, рассказы его красочны, ярки, и я их сильно чувствую. Жаль только, что он не имеет определенных задач. Производит впечатление, и больше ничего, а ведь на одном впечатлении далеко не уедешь.

13
0
13

— Петру Николаевичу следовало бы бросить курить.
— Пустяки.
Нет, не пустяки. Вино и табак обезличивают. После сигары или рюмки водки вы уже не Петр Николаевич, а Петр Николаевич плюс еще кто-то; у вас расплывается ваше я, и вы уже относитесь к самому себе, как к третьему лицу — он.

7
0
7

— Чудный мир! Как я завидую вам, если бы вы знали! Жребий людей различен. Одни едва влачат свое скучное, незаметное существование, все похожие друг на друга, все несчастные; другим же, как, например, вам, — вы один из миллиона, — выпала на долю жизнь интересная, светлая, полная значения... вы счастливы...
— Я? (Пожимая плечами.) Гм... Вы вот говорите об известности, о счастье, о какой-то светлой, интересной жизни, а для меня все эти хорошие слова, простите, все равно, что мармелад, которого я никогда не ем. Вы очень молоды и очень добры.

5
0
5

Сюжет для небольшого рассказа: на берегу озера с детства живет молодая девушка, такая, как вы; любит озеро, как чайка, и счастлива, и свободна, как чайка. Но случайно пришел человек, увидел и от нечего делать погубил ее, как вот эту чайку.

6
2
8

А у моей души и у вашей нет общих точек соприкосновения. Я люблю вас, не могу от тоски сидеть дома, каждый день хожу пешком шесть верст сюда да шесть обратно и встречаю один лишь индифферентизм с вашей стороны. Это понятно. Я без средств, семья у меня большая... Какая охота идти за человека, которому самому есть нечего?

4
0
4

Страх смерти — животный страх... Надо подавлять его. Сознательно боятся смерти только верующие в вечную жизнь, которым страшно бывает своих грехов. А вы, во-первых, неверующий, во-вторых — какие у вас грехи?

4
0
4

Я думала, что известные люди горды, неприступны, что они презирают толпу и своею славой, блеском своего имени как бы мстят ей за то, что она выше всего ставит знатность происхождения и богатство. Но они вот плачут, удят рыбу, играют в карты, смеются и сердятся, как все...

3
0
3