Джек Лондон. Морской волк

Морской волк
Автор: 

Вниманию читателей предлагается «Морской волк», один из лучших романов Джека Лондона, в свое время бурно встреченный читателями и критиками и ставший модной книжной новинкой. Джек Лондон, с детства мечтавший покорить водные просторы и побывавший-таки моряком, всю свою любовь к морю вложил в этот роман. Здесь много отличных морских пейзажей с клочьями тумана, мощными пассатами, надувающими паруса, и пенящимися волнами, много опасных морских приключений и эпизодов суровой морской работы. Продолжаются приключения и на суше: влюбленных героев ждет робинзонада на уединенном острове, где они будут почти счастливы… Приключенческая романтика в «Морском волке» соседствует с ницшеанской этикой (и попытками ее развенчать). Сверхчеловек Дж. Лондона — Волк Ларсен, циничный красавец-капитан промысловой шхуны, признающий только силу и не знающий жалости; полуживотное, грубый моряк, которому ничего не стоит убить человека, — и в то же время одинокая душа, читатель Шекспира и Теннисона…

Никогда больше не придется ему спрягать на все лады глагол «делать». «Быть» – вот все что ему осталось. А ведь именно так он и определял понятие смерти – «быть», то есть существовать, но вне движения; замышлять, но не исполнять; думать, рассуждать и в этом оставаться таким же живым как вчера, но плотью мертвым, безнадежно мертвым.

9
0
9

Сила всегда права. И к этому все сводится. А слабость всегда виновата. Или лучше сказать так: быть сильным — это добро, а быть слабым — зло. И еще лучше даже так: сильным быть приятно потому, что это выгодно, а слабым быть неприятно, так как это невыгодно. Вот, например: владеть этими деньгами приятно. Владеть ими — добро. И потому, имея возможность владеть ими, я буду несправедлив к себе и к жизни во мне, если отдам их вам и откажусь от удовольствия обладать ими.

8
0
8

Часто, очень часто я сомневаюсь в ценности человеческого разума. Мечты, вероятно, дают нам больше, чем разум, приносят больше удовлетворения. Эмоциональное наслаждение полнее и длительнее интеллектуального, не говоря уж о том, что за мгновения интеллектуальной радости потом расплачиваешься черной меланхолией. А эмоциональное удовлетворение влечет за собой лишь легкое притупление чувств, которое скоро проходит.

8
0
8

Видите ли, я тоже порой ловлю себя на желании быть слепым к фактам жизни и жить иллюзиями и вымыслами. Они лживы, насквозь лживы, они противоречат здравому смыслу. И, несмотря на это, мой разум подсказывает мне, что высшее наслаждение в том и состоит, чтобы мечтать и жить иллюзиями, хоть они и лживы. А ведь в конце-то концов наслаждение – единственная наша награда в жизни. Не будь наслаждения – не стоило бы и жить. Взять на себя труд жить и ничего от жизни не получать – да это же хуже, чем быть трупом. Кто больше наслаждается, тот и живет полнее, а вас все ваши вымыслы и фантазии огорчают меньше, а тешат больше, чем меня – мои факты.

9
1
10