Наталья Игнатова

Тебе кажется, что ни с кем и никогда такого не случалось, кажется, что ты, — единственная, и он — один, и никогда не нужно будет другого. Но время идет, и все меняется, и чувства, точно такие же, могут увлечь совсем к другому человеку, а ты даже не узнаешь их — тех же самых! — и снова станешь думать, что это только твое и только для тебя. А еще чувства могут угаснуть. А еще... да много чего еще может случиться, главное помнить: проходит все.

15
0
15

Памятьона капризна и своевольна, ей не прикажешь: вот этим любуйся, а вот от этого отвернись и никогда не обращай туда взгляд. Память берет тебя за волосы и бьет лицом о стену воспоминаний.

11
0
11

Любить и знать, что ты тоже любим, и быть уверенным в том, что любовь твоя, какой бы странной она не выглядела, все равно прекрасна – это наполняет жизнь смыслом. До краев. До щемящей и радостной боли в сердце.

16
2
18

Её презирали.
Его — любили.
Её ненавидели.
Его — обожали.
Её боялись.
Его — боготворили.
Он вырос садистом и убийцей.
Она — тоже.
Интересно получается! Нет, все-таки психология — лженаука.

24
7
31

— Ну, так лети, пока можешь летать! Быстрее! Еще быстрее! Подойди к пределу и перешагни его – вперед, в пропасть, в полет, на камни внизу или в небо над головой...

7
0
7

Но до чего же все-таки гибкая у человека психика. Особенно у человека ленивого. Хомо-ленивиус... Не-ет, хомо мегаленивиус! В любой ситуации умудряется найти хорошую сторону, по принципу — лишь бы не работать.

6
1
7

– Он хороший парень, да? – сумасшедший смешок обжег ей ухо. – Обменял Вселенную на девчонку. Кто ты ему? Сестра? Дочь?
– Заткнись, – прошептала Маришка.
– Дура! – зло бросил Зверь. – Из за тебя жертвуют целым долбаным миром, а ты рыдаешь о детской влюбленности.

3
1
4