Габриэль

— Почему я, Гэбриел? Что-то личное, да? Я редко ходил в церковь, наверное, молился мало, недодал пять долларов нищему... Почему?
— Ты умрешь молодым из-за того, что с детства выкуривал по тридцать сигарет в день. И ты отправишься в ад, потому что, так прожил свою жизнь. Это судьба!

50
2
52

За отчаянием зимы следует надежда весны, адская жара лета сменяется нежным осенним ветром, жестокие истины жизни смягчаются её милостынями.

32
1
33

— Ты до сих пор пытаешься купить билет на небо?
— А как же все эти демоны, которых я отправил обратно в преисподнюю? Такие заслуги должны гарантированно открыть мне дорогу наверх.
— Сколько раз я тебе говорила — так прощение не заработаешь.
— Да разве недостаточно я Ему служил? Или для меня приготовлен другой путь?
— Путь как у всех. Самопожертвование, вера.
— Да верю я, черт возьми.
Нет, ты не веришь, ты знаешь. Ты там был и всё видел. А это другое.

30
1
31

Если уж Господь наш так возлюбил вас, я сделаю вас достойным Его любви. Я давно за вами наблюдаю. Только перед лицом ужаса души ваши сразу очищаются, а вы должны быть совершенно чистыми. Я принесу вам боль, я принесу вам ужас, чтобы вы могли возвыситься, чтобы те, кто сможет выжить в сердце ада на Земле — были достойны любви Господа...

33
2
35

— Великий Зевс превратил возлюбленных в два дуба. Знаешь, что было потом?
— Из них построили лодку?
Нет, их ветви сплелись и они всю жизнь провели в объятьях.
— И что?
— Брось, Зена, каждому суждено найти своё дерево. Даже тебе.
— Самые сильные деревья стоят в одиночку.
— Не надо всё время быть сильной, иногда полезно расслабиться.
— Да уж.

17
0
17