Бернард Корнуэлл. Саксонские хроники

Я хочу Беббанбург. Это все, что я когда-либо хотел. Я заберу туда своих детей, выращу их и никогда оттуда не уйду.

Пояснение к цитате: 

Хэстен предлагает Утреду сделаться королем какой-нибудь земли, но Утреду нужен лишь Беббанбург

0
0
0

Он, как и я, верил в судьбу — эту веру разделяют все религии, хотя разница между мной и Альфредом состояла в том, что король верил: судьба есть движение вперед. Он хотел улучшить мир, в то время как я не верю и никогда не верил, что мы можем его улучшить. Мы просто выживаем, пока мир соскальзывает в хаос.

1
0
1

Мои боги говорят нам, что мир закончится в хаосе. Возможно, мы живем в последние дни мира, и даже я смогу прожить достаточно долго, чтобы увидеть как трещат дома, как закипает море, как горят небеса, когда сражаются великие боги.

3
1
4

Законы — лишь выражение надежды, потому что реальностью были бурги, стены, копья на укреплениях и блеск шлемов на рассвете, страх перед облаченными в кольчуги грабителями, стук копыт и вопли жертв.

0
0
0

Мы ищем будущее. Смотрим в туман и надеемся увидеть вехи, которые придадут смысл нашей судьбе. Всю свою жизнь я пытался понять прошлое, потому что оно было таким славным. Мы видим остатки этой славы по всей Британии. Видим огромные мраморные дома, сделанные римлянами, мы путешествуем по дорогам, которые они проложили, по мостам, которые они построили, и все это медленно исчезает. Мрамор трескается на морозе, стены рушатся.

0
0
0

Ты моя дочь?
— О да, господин.
— Я так и думал. У меня получаются хорошенькие дочери и отличные сыновья.

Пояснение к цитате: 

Рагнар и одна из его незаконнорожденных дочерей

0
0
0

— Он сошел с ума. Безумен и счастлив.
— Это лучше, чем быть безумным и несчастным.
— За ним присматривают священники, но он не ест. Гутред швыряется едой в стены и заявляет, что он Соломон.
— Значит, он все еще христианин?
— Гутред поклоняется всем богам. На всякий случай.

0
0
0