Цитаты про патриотизм

Я никогда не мог понять гордости за нацию. Как по мне, гордость должна относиться к чему-то, чего ты сам достиг, а не к тому, что вышло случайно. Быть ирландцем — это не умение, а сраная случайность. Ты же не скажешь «Я горжусь, что родился 16 мая» или «Я горжусь предрасположенностью к раку толстой кишки». Так какого *** ты гордишься тем, что ты американец, ирландец или прочая шваль?

132
2
134

Героизм по команде, бессмысленная жестокость и омерзительная бессмысленность, называющаяся патриотизмом — как сильно я ненавижу все это, какой низкой и подлой является война.

53
0
53

В России остались одни оптимисты, пессимисты уже давно уехали!

Пояснение к цитате: 

Жорес Иванович Алферов, удивительный человек, ученый, избравший своим направлением изучение полупроводников. Подарил нам возможность пользоваться мобильными телефонами, дисководами в компьютерах и многими другими вещами.

20
0
20

Во времена моей молодости, которая прошла в Нью-Йорке, я отказался произносить клятву верности флагу. Естественно, меня направили в кабинет директора, который спросил: «Почему ты не хочешь принести клятву верности? Ведь все это делают!» Я ответил: «Когда-то все верили, что Земля плоская, но это не значит, что так оно и есть». Я объяснил, что своими достижениями Америка обязана другим культурам и народам, и я бы предпочел принести клятву верности Земле и всем её обитателям. Излишне говорить, что вскоре после этого я бросил школу и оборудовал у себя в комнате лабораторию, где приступил к изучению естествознания и других наук. И тогда я понял, что Вселенная подчиняется законам, и что человек, как и само общество, не являются исключением. Затем, в 1929 году произошел биржевой крах, который стал началом того, что сейчас называют Великой депрессией. Я не мог понять, почему миллионы людей остались без работы, потеряли жильё и были вынуждены голодать, тогда как заводы простаивали, и ресурсы были по-прежнему доступны. Именно тогда я осознал, что правила экономической игры в своей основе ошибочны. Вскоре после этого началась Вторая мировая война, в ходе которой многие страны последовательно уничтожали друг друга. По окончании войны я подсчитал, что все израсходованные на разрушения средства и ресурсы могли бы легко обеспечить всем необходимым каждого человека на планете. С тех пор я наблюдаю, как человечество роет себе могилу. Как постоянно растрачиваются и уничтожаются бесценные исчерпаемые ресурсы во имя прибыли и свободного рынка. Я наблюдаю, как социальные ценности сводятся к искусственному материализму и бездумному потреблению. И как финансовые силы контролируют политическую систему якобы свободного общества. Сейчас мне 94 года. Боюсь, что моё отношение к этому осталось таким же, как и 75 лет назад. Пора прекратить это безумие.

19
0
19

Патриотизм — не более, чем верность недвижимости, которую раз 800 завоевывали 800 режимов 800 разных стран, но при любом раскладе она лучшая!

30
2
32

Надо быть патриотом, а не националистом. Нет необходимости ненавидеть каждую чужую семью, потому что любишь свою. Нет необходимости ненавидеть другие народы, потому что ты патриот. Между патриотизмом и национализмом глубокое различие. В первом — любовь к своей стране, во втором — ненависть ко всем другим.

23
1
24

— В настоящий момент боитесь ли вы возвращаться на родину?
Нет.
— Так… Ещё разок… В вашей стране идёт война, Виктор. Вооруженные люди на улицах. Нарушаются права человека.
— Да-да, это ужасно.
— Да это кошмар. Кошмар. С вами может произойти всё, что угодно. Верно? Людей вытаскивают из постели и бросают в тюрьму. Верно?
— Да.
— Значит, вы боитесь?
— Боюсь?
— Кракожии… Вы боитесь вернуться в Кракожию.
— Кракожию? Нет. Я совсем не боюсь Кракожию. Я немного боюсь вот эта комната.
— Я говорю о бомбах. Я говорю о потере достоинства, нарушении прав человека. Не бойтесь признаться, что вы боитесь вернуться.
— Там дом. Я не боюсь своего дома.

- В настоящий момент боитесь ли вы возвращаться на родину?
- Нет.
- Так… Ещё разок… В вашей стране идёт война, Виктор. Вооруженные люди на улицах. Нарушаются права человека.
- Да-да, это ужасно.
- Да это кошмар. Кошмар. С вами может произойти всё, что угодно. Верно? Людей вытаскивают из постели и бросают в тюрьму. Верно?
- Да.
- Значит, вы боитесь?
- Боюсь?
- Кракожии… Вы боитесь вернуться в Кракожию.
- Кракожию? Нет. Я совсем не боюсь Кракожию. Я немного боюсь вот эта комната.
- Я говорю о бомбах. Я говорю о потере достоинства, нарушении прав человека. Не бойтесь признаться, что вы боитесь вернуться.
- Там дом. Я не боюсь своего дома.
- В настоящий момент боитесь ли вы возвращаться на родину?
- Нет.
- Так… Ещё разок… В вашей стране идёт война, Виктор. Вооруженные люди на улицах. Нарушаются права человека.
- Да-да, это ужасно.
- Да это кошмар. Кошмар. С вами может произойти всё, что угодно. Верно? Людей вытаскивают из постели и бросают в тюрьму. Верно?
- Да.
- Значит, вы боитесь?
- Боюсь?
- Кракожии… Вы боитесь вернуться в Кракожию.
- Кракожию? Нет. Я совсем не боюсь Кракожию. Я немного боюсь вот эта комната.
- Я говорю о бомбах. Я говорю о потере достоинства, нарушении прав человека. Не бойтесь признаться, что вы боитесь вернуться.
- Там дом. Я не боюсь своего дома.
15
0
15

— Какие же это патриоты? — пожал плечами Гэндзи. — Просто к-крикуны.
Законный повод подрать глотку, не более. Истинный патриотизм, как и истинная любовь, никогда о себе не кричит.

14
0
14