Дима

— Дальше ничего не придумали, импровизируй!
— Как вы поняли, слово «импровизируй» является ключевым в нашей программе, услышав его во второй раз, вы должны нам позвонить. И тот, кто дозвонится нам 38-ым, получит билет на поезд Москва — Нижний Тагил, который отправляется с Ярославского вокзала через 40 минут. ШУТКА!

38
4
42

Страх — это хорошо. Страх — это отличная составляющая честности.
— Как насчет уважения?
— Понимаешь страх — это честность. А уважение — это порядочность.

15
1
16

Никогда не замечал такой странности? Кому-нибудь другому очень просто рассказать, как надо жить и что делать. Я бы любому все объяснил. И даже показал бы, к каким огням лететь и как. А если то же самое надо сделать самому, сидишь на месте или летишь совсем в другую сторону.

11
0
11

Глубинный смысл данного произведения заключается в том, что любое злодеяние влечёт за собой неминуемое наказание, на основе чего можно сделать вывод, что отсутствие злых деяний предотвратит любое наказание. Однако, что вообще есть «злодеяние»? Ведь система оценивания у каждого своя... Что неприемлемо для одного, может оказаться нормой для другого. Соответственно, наказание несправедливо.

Пояснение к цитате: 
«Аннотация» к роману «Преступление и наказание».
7
1
8

— И вчера, и завтра, и послезавтра, и даже позавчера тоже существуют только в этой секунде, — сказал Дима. — Только в тот момент, когда ты о них думаешь. Так что если ты хочешь выбрать свет завтра, а сегодня попрощаться с тьмой, то на самом деле ты просто выбираешь тьму.

5
2
7

— Вся жизнь, — ответил Дима, — и, как ты выразился, даже больше, существует один миг. Вот именно тот, который происходит сейчас. Это и есть бесценное сокровище, которое ты нашел. И теперь ты сможешь поместить в один миг все, что хочешь, — и свою жизнь, и чужую.

3
0
3

Роман с женщиной по затратам энергии эквивалентен написанию художественного романа.
— Ага, значит, четырехтомник «Войны и мира» равнозначен обладанию четырьмя женщинами, так я понял?

3
0
3

— ... а почему ты цитируешь всегда?
Шут усмехнулся грустно.
– Для конспирации, – сказал он, поразмыслив. – Так больше возможностей говорить от души. Авторитет. Дескать, с меня взятки гладки – это не я вас матом крою, а Шекспир, Ростан, Стругацкие, Бо Цзюйи…

2
0
2