печаль

Я скучаю по глупым надеждам и тихим дням,
когда счастье казалось возможным и логичным.
По смущённым, смешно отстранённым нам,
не меняющим журавлей на пустых синичек.

Я скучаю, солнце. По Правде. По тишине –
не такой, в которой висит напряженно ревность,
а по той, спокойной и светлой, в тебе и мне,
в тишине, из которой неслышно родится вечность.

0
0
0

— Все говорят — поедь. Говорят — отдохни расслабься. Говорят успокой голову, да?
Не слушай. Не слушай свою голову. Музыку не слушай. А если нечаянно услышишь, то отключи.
Чем быть умным и обремененным этим миром, лучше быть сумасшедшим. Пусть мир примет тебя таким. У тебя есть право.
Если нет сна, то не спи. Не стой. Не отдыхай. Беги. Беги пока не забудешься. По-другому нельзя.
— Когда это закончится?
— Как грипп. С таблетками — семь дней. Без таблеток — одна неделя.
Когда придет время — закончится. Ну, не закончится. Но ты привыкнешь.

0
0
0

Как ты можешь вдохновить и привести кого-то ко Христу, если твоя собственная душа постоянно утопает в печали?

2
0
2

“Ты что? Неужели плачешь?
Илинка, не плачь, перестань,
Вытри глупые слёзы,
Возьми, вот, платок.
Скачешь
Среди загадочных звёзд.
Остынь.
Отстань от кометы
С хвостом золотым,
Забудь свои грёзы,
Забудь, посмотри,
Видишь, исток?
Это любви огневеющий хвост,
Вынь
Из него одну искорку,
Маленькую, горящую,
Самую настоящую
Как дым…”
Так для меня
Пела Она,
Воспевая
Уходящую
Последнюю как я луну.

0
0
0

Все в мире испытает горе, — веселья без расплаты нет,
Придет беда за счастьем вскоре, — свиданья без утраты нет.
В пылинке, в атоме мельчайшем — простор вселенной заключен,
Но жемчуг — только капля влаги, на дне твердевшей сотни лет.
В пучину размышлений брошен, я счастье в мире не нашел,
Искал я искреннего друга, но дружбы без притворства нет.
Я повесть о себе начну, — печаль язык испепелит.
Перо слезами изойдет, — на сердце тяжкий груз обид.
Тоски моей не превозмочь, она черна, глуха, как ночь,
На крыльях солнца и луны над миром небосвод летит.
Себя надеждою не мучь, — бесследно сгинул солнца луч,
Мой путь судьбою предрешен, — сквозь ночь печали он лежит.

2
0
2